Продолжение папиного фотографического заработка — Успенский Э.Н.

Папа с Анфисой чаще всего ходили на заработки в Филевский парк, так как он был самым безмилицейским местом, а детей было очень много. Но однажды к ним какой-то тип прицепился с книжечкой, в которой было написано: «Каждый, ко­му показывают эту книжечку, должен платить контролёру сто рублей»…

Продолжение папиного фотографического заработка читать

Самым безмилицейским местом для папиных фотоза­работков был Филёвский парк. Он в стороне от ас­фальтовых дорог стоял. И там детей было как собак нерезаных. Не знаю, при чём тут нерезаные собаки, но когда хотят сказать, что чего-то было много, например, дров или грибов, то говорят: «Там грибов было, как собак нерезаных».

Это ещё что. Великий писатель Гоголь Николай Василье­вич, когда хотел сказать, что в городе N много жуликов, сказал:

— Там жулик на жулике сидит и жуликом погоняет.

Так же можно было сказать и про Филёвский парк:

— Там столько детей, что ребёнок на ребёнке сидит и ребёнком погоняет.

Продолжение папиного фотографического заработка - Успенский Э.Н.

Конечно, никакой ребёнок ни на каком ребёнке там не сидел и ребёнком не погонял, но детей там всегда было очень много. Так что, ребята, привыкайте к образности русского языка. И если вас спросят, много ли милиционеров было на Дне города, смело отвечайте:

Продолжение папиного фотографического заработка - Успенский Э.Н.

— Там милиционеров было, как собак нерезаных. Там милиционер на милиционере сидел и милиционером погонял.

Так вот, однажды в воскресенье взял папа Веру, Анфису и бабушку Ларису Леонидовну, и они пошли в Филёвский парк. У папы с собой был фотоаппарат и огромное желание подзаработать.

И у него всё стало получаться. Все дети на обезьянку, как мотыльки на свет, сбегались.

— Ой, дядя, можно обезьянку потрогать?

— Ой, дядя, а можно с ней сфотографироваться?

Продолжение папиного фотографического заработка - Успенский Э.Н.

И папа фотографировал, фотографировал, фотографиро­вал. А счастливые родители платили папе деньги и платили.

Но тут к ним какой-то тип прицепился с книжечкой:

— Я главный контролёр Филёвского парка.

Папа просит:

— Покажите вашу книжечку.

Продолжение папиного фотографического заработка - Успенский Э.Н.

Тип книжечку раскрывает. В ней написано: «Каждый, ко­му показывают эту книжечку, должен платить контролёру сто рублей».

— И у нас есть такая же книжечка, — говорит папа.

И книжечку, которую Анфиска раздобыла после зоопар­ка, тоже раскрывает. А в ней тоже написано: «Каждый, кому показывают эту книжечку, должен платить контролёру сто рублей».

Продолжение папиного фотографического заработка - Успенский Э.Н.

И папа требует:

— Платите нам сто рублей.

— А я первый показал, — наезжает филёвский конт­ролёр.

— A y нас печать лучше. Она у нас яркая, а у вас она какая-то смытая, ненастоящая.

Филёвский контролёр застеснялся и смылся.

И папа спокойно фотографировал малышей целых полчаса.

Но в это время другой фрукт к папе явился, с чёлочкой и с фиолетовыми руками. Он так нахально заявил:

Я местный авторитет, мне все, кто в парке работает, деньги платят, с каждого рабочего места.

И неожиданно бабушка Лариса рассердилась и вмеша­лась:

— Тут каждый скажет: «Я авторитет». А документ у тебя есть?

— Есть, — напирает тип с чёлочкой. — Вот вам моя ав­торитетная книжечка.

И книжечку предъявляет зелёненькую. А в ней написано: «Вася Углов — рэкетир. Опасен для жизни». Всё честь чес­тью, и фотография наклеена.

Бабушка сразу развеселилась:

Продолжение папиного фотографического заработка - Успенский Э.Н.

— Слушай, Вася, когда я сюда на эту аллею шла, твою фотографию на специальной преступной доске развешива­ли, с надписью: «Задержите преступника Углова. Награда десять тысяч рублей». Давай, Вася, я тебя задержу, а награ­ду мы с тобой поделим.

Только Вася даже дослушивать предложения не стал. Он быстро скрылся. Наверное, решил один награду получить.

Продолжение папиного фотографического заработка - Успенский Э.Н.

Дальше до вечера папа спокойно работал. Анфиска себя хорошо вела. Она всех детей обнимала передними лапами, а задними по карманам лазила.

После каждого снимка Вера спрашивала:

— Мальчик, у тебя ничего не пропало?

— Девочка, у тебя ничего не пропало?

— У меня ничего, — говорила девочка.

— А у меня ключ от квартиры пропал, — говорил мальчик.

И приходилось всю Анфиску осматривать и ключ у обе­зьянки из-за щеки доставать. Это очень веселило народ, и клиентов всё прибавлялось. Некоторые дети специально что-нибудь себе в карман клали, чтобы обезьянка их обкра­дывала.

— Бабушка, дай мне мой паровозик в карман. Пусть она его вытащит.

— Да она же не сможет, Серёженька, ведь он очень цеплючий.

— А пусть она постарается.

И Анфиса старалась и старалась. А папа снимал и снимал. В тот день они с Анфисой целую месячную зарплату па­пину заработали.

Продолжение папиного фотографического заработка - Успенский Э.Н.

(Илл. Соколова Г.)

  добавить в избранное

Пожалуйста, оцените произведение

Оценка: 4.8 / 5. Количестов оценок: 26

Помогите сделать материалы на сайте лучше для пользователя!

Напишите причину низкой оценки.

Если Вам понравилось, пожалуйста, поделитесь с друзьями.

Прочитано 154 раз(а)

Все сказки Успенского

- здесь вы найдете другие сказки Успенского, которые есть на нашем сайте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.