Как правильно любить собак — Успенский Э.Н.

В этой книге автор рассказывает о собаках, которые были у него в течении жизни. Их было много, разных пород и размеров. Автор показывает, что собаку надо заводить, если готов к ответственности за жизнь питомца.

Маленькая собака Астра

Это была моя главная собачья любовь. Однажды, под нажимом моей четырёхлетней дочери Татьяны, я начал поиск новой собаки. В этот раз я решил не делать ошибку. Раз я живу в городе – заведу не какую-нибудь, а именно строго городскую собаку.

      Во-первых, она должна быть небольшой, чтобы спокойно бегать и прыгать в городской квартире.

      Во-вторых, не должна быть охотничьей, чтобы не тосковать по норам, болотам с утками, барсукам и кабанам. В-третьих, не должна быть комнатной, типа болонки, чтобы не превращаться в игрушку, а всё-таки оставаться СОБАКОЙ.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

      Для этой цели лучше всего подходили собаки породы тибетский терьер. Эта порода только начала тогда появляться в Москве.

      Как мне рассказали заводчики, вывели этих собак далай-ламы в Тибете. Собаки были небольшие, достаточно лохматые, чтобы не бояться снега. Кусачие, чтобы не быть игрушкой. И очень себя уважающие и даже величественные, потому что Тибет не терпит суеты. Вывозить их с Тибета ламы не разрешали:

      – Мы их для себя выводили, а не для каких-то там европейцев!

      Но однажды один английский врач вылечил главного тибетского ламу, и ему в подарок дали две штучки этих собак. И собаки появились в Европе.

И мы решили:

      – Дочь, поехали.

      Когда мы вошли в комнату, где жили собаки, собачья мама бросилась нас кусать.

      А весёлые лохматые щенки, наоборот, очень обрадовались и срочно прибежали к нам облизывать пальцы.

      – Такие милые, – сказала хозяйка, – что жалко отдавать.

      – Поэтому мы их продаём, – вставил муж.

      Мы с дочкой выбрали самого активного щенка с белой хризантемой на чёрном лохматом носу, заплатили положенные деньги (одна треть месячной инженерской зарплаты) и радостные уехали.

      Оказывается, мы выбрали самого лучшего щенка (сучку), остальные были забракованы специалистами из клуба, как не соответствующие показателям породы (то лапы длиннее, то хвост короче).

      Имя для собаки выяснилось сразу – из-за белой хризантемы на носу её назвали Астра.

      Я решил, что буду её воспитывать как собаку-солдата. Никаких диванчиков, никаких подушечек. Спать на коврике, есть из миски (не из рук), все команды («лежать», «сидеть», «ко мне», «нельзя») выполнять беспрекословно.

      И принятое решение я проводил в жизнь, несмотря на жалобные просьбы дочери и жены:

      – Папа, можно собачка поспит со мной? – просила дочь Таня.

      – Ни за что!

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

      – Слушай, ну пусть собачка полежит на диване, – требовала жена. – Она меня греет.

      – Астра, на место! Сидеть! – приказывал я строгим голосом.

  Мой друг, писатель Юрий Постников, он же Юрий Дружков, – классный писатель и издатель, автор Карандаша и Самоделкина, с трудом выносил такое отношение к животным. Однажды он пришёл ко мне с самодельным протестным плакатом. На плакате была грустная собачья морда, перечёркнутая чёрной тюремной решёткой, и по решётке шла яркая надпись:

      «СВОБОДУ УЗНИКАМ ТИРАНА ЭДУАРДА!»

      Этот плакат он прикрепил к нижней полке одёжного шкафа – там, где живут ботинки. Потому что Астра в глубине ботинок выбрала себе наблюдательный пункт.

      Мой друг финский писатель Ханну Мякеля до сих пор выкрикивает этот лозунг, когда я хочу переменить его маршрут в Москве или повести не в тот музей, который он мечтает посетить.

      И тут у Астры проявилось одно ценное качество. Она никак не могла пережить, если из дома что-либо выносили. Человек, выходящий из дома с портфелем, был враг. Даже защитник прав животных Юра Дружков выходил из дома отдельно от своего портфеля. Портфель ему приносили потом.

      Так что Астра стала у нас сторожевой собакой.

      Потом получилось так, что я жил вдвоём с четырёхлетней дочерью на даче. И мне иногда приходилось ходить в магазин, оставляя спящую дочь одну.

      Астра садилась с ней рядом, и если кто-то приближался, она немедленно взбегала по этому «кому-то» и пыталась укусить его в нос. Я мог быть спокоен за дочь.

      Так Астра стала у нас охранной собакой.

      Умнее собаки я в жизни не видел. Если она хотела есть, она подходила к холодильнику и трогала его лапой. Если она хотела пить, она подходила к умывальной раковине с краном и лаяла.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

      Ещё она любила доставать мяч из воды. Помню, поздняя осень. Я хожу с Астрой по дачному посёлку Мозженка, собираю грибы навозники. Такие зонтичные на тонкой ножке. Их никто не собирает, а я их люблю. Тем более, тогда я был бедный.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

      В процессе поиска иду по крутому и высокому берегу Москвы-реки и вижу внизу – дачники купают своих собак. Они кидают им в воду палки и приказывают:

      – Шах, подай!

      – Цезарь, апорт!
      Собаки радостно входят в воду на пол-лапы, а потом радостно бегут обратно. Ни одна посылку не подаёт.

      У меня с собою мячик. Я размахиваюсь и кидаю его на середину быстрой реки.

      – Астра, подай!

      Маленькая Астра мохнатым клубком скатывается с высокого берега, прыгает в воду и отчаянно плывёт за мячиком, сносимая сильным течением. Она цапает мячик, выбирается на берег и мчится ко мне наверх.

      Всё, мячик у меня в руках. Я спокойно шагаю дальше. А снизу раздаётся крик поумневших и прозревших дачников:

      – Шах, кому говорю, подай!

      – Цезарь, вперёд!

      Астра готова была плыть за мячиком в любом водоёме, в любую погоду по сто раз.

      Потом я научил Астру играть в прятки с дочерью.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

      Маленькая Татьяна забиралась в одёжный шкаф или на холодильник, и я приказывал Астре:

      – Ищи!

      Она бегала, бегала по квартире. Потом подбегала к шкафу и говорила:

      – Аф! – к полному восторгу всей семьи.

      Таня вылезала из шкафа и давала Астре кусочек колбасы.

      Так у нас Астра стала няней.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

      И вот мы уже постоянно в селе Троицком под Переславлем-Залесским. Мы с женой и дочкой купили там дом рядом с художниками Виктором Чижиковым и Колей Устиновым.

      Первым делом я усовершенствовал огромный сарай-коровник, примыкавший к дому. Врезал в него несколько окон. Благо в Москве их можно было найти легко и задаром. Многие люди, въезжая в дома-новостройки, меняли всё что можно: двери, окна, полы.

      А всё то, что заменялось, выставляли во дворы.

      С тремя светлыми большими окнами (на удивление всей округи Переславля, я врезал одно окно в потолок) сарай превратился в волшебный дом. В любую грозу, в любой вечер он был светел и удобен.

      В сарае я устроил стол для настольного тенниса, и все деревенские и дачные ребята паслись у меня с двух часов до темноты. Если, конечно, Астра была заперта.

      Астра дружила с деревенскими ребятами и даже играла с ними – приносила мячик из воды. Но это только вне дома. На пруду, в лесу, в поле – пожалуйста. Но как только мы всей группой подходили к калитке нашего участка, Астра становилась на пороге и страшно рычала. Мол, всё, дружбе конец, дальше начинается служба.

      Ребятам было даже обидно:

      – Астра, Астра, мы свои.

      – Р-р-р-р-р-р-р-р-р!

      Если я заходил с Астрой в какой-нибудь дом, я первым делом бросал в углу какой-нибудь свой предмет – рюкзак, сумку, шапку или просто Астрин поводок.

      Астра садилась на пол и начинала поводок защищать. Если кто-то из хозяев приближался ближе чем на метр она рычала и делала мелкие выпады. Потом она расширяла радиус защиты объекта, хозяевам разрешалось подходить не ближе, чем на два метра. А под конец она бросалась на того, кто просто зашевелился на своей табуретке.

      Деревенские жители очень уважали Астру. Называли её Экстрой в честь знаменитой водки «Экстра» и просили щенков.

      Однажды Астра родила, правда всего одного щенка. Да и вообще неизвестно от кого, от какого-нибудь сельского Шарика.

      И все, кто просил щенков, стали говорить:

      – Я бы не против, да вот жена…
 
      – Мы скоро уезжаем в город, а там собаку трудно воспитывать.

      – Ну её! Будет лаять зимой, пугать.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

      Пришлось Ириску оставить себе. К этому времени мы жили в небольшом деревянном доме на станции Клязьма. Но если Астра была золото собака, то Ириска оказалась фигня. Она взяла всё плохое от папочки. Лаяла по пустякам, боялась всего, что больше стула, воровала продукты. Но что делать – прожила у нас двенадцать лет.

      А Астра прожила с нами пятнадцать лет. И вдруг заболела раком. У неё появились огромные раковые опухоли. Мы узнали, что в институте, где лечат рак, есть отделение для больных собак. Я привёз туда Астру, её осмотрели и просили оставить. Скоро её прооперировали. Операция прошла успешно. Мы ездили в собачье отделение, кормили Астру, гладили.

      И вот она, живая и здоровая, снова работает комендантом дома.

      К сожалению, раковые опухоли устроены так, что после того как их растревожат, они дают метастазы по всему организму.

      И очень скоро добивают живое существо. Так случилось и с Астрой. Через три месяца она умерла. В последующие годы я не давал оперировать собак, и они с опухолями довольно долго жили.

Собака Пиявка

Собака, которая принесла мне больше всего огорчений, называлась Пиявка. Самое интересное, что имя дали ей за много дней до того, как по-настоящему проявилось её пиявочность. Ей это имя я дал с опережением. Просто за породу. И как оказалось, не зря.

Что же это за порода такая? Это ягдтерьер. Собака, выведенная для охоты на норных, — барсуков, лис. И для охоты на кабанов.

Этих собак обычно держат в сараях: для жизни в семье они мало приспособлены, поскольку совершенно неуправляемы.

Вот что сказано в одной английской книге: «Ягдтерьеры могут служить для доставки утки из воды при охоте. Но, как правило, утку хозяину не отдают».

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Почему же я решил завести такую собаку? Потому что из мелких злых собак она была самая недорогая. (В конечном результате, самые недорогие собачки обходятся дороже самых дорогих. У одного моего знакомого ягдтерьер сделал себе нору в перине. А у другого прыгнул с холодильника на люстру и вместе с люстрой грохнулся на пол.)

Просто один автогонщик рассказал мне, что его ягдтерьер Мишка прекрасно охранял его гоночную машину. Ни один угонщик не смел к ней подойти. И вообще, собака у него была любимцем семьи. Это меня и подкупило.

Впоследствии, когда я поговорил с его женой, оказалось, что собака была не такая уж радостная. В молодости она спрыгнула с холодильника на люстру, а в средние годы сделала себе нору из пуховой перины.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Когда мы с моим секретарем Анатолием приехали за ягдтерьерчиком то ли в Люберцы, то ли в Битцу, выяснилось, что собаки живут не в городе, где хозяева, а в соседнем дачном поселке, в сарае.

Поехали в дачный поселок.

В дачном поселке, внутри сарая, была сделана будка, а перед будкой маленький загончик для какашек. Из будки вылетела собака, похожая на большую крысу на тонких ножках, и с рычанием стала грызть сетку загончика.

Вслед за ней высыпали два весёлых щенка, один другого веселее, и стали таскать друг друга за хвост. С одним из этих весельчаков мы и уехали домой.

Сначала собачка была как собачка, слушалась, шла ко мне по призыву и весело носилась по дому.

Потом стало заметно, что она не очень стремится подойти к хозяину. Её надо было долго упрашивать и что-то интересное ей показывать. Она подходила, рассматривала это интересное и быстро уносилась прочь. Иногда её удавалось схватить, но это случалось редко. Движения её были мгновенными.

Однажды, уже много позже, не успели во дворе закрыть калитку. Пиявка тут же выглянула наружу, увидела удаляющегося гражданина и торпедой, никого не спрашивая, полетела к нему Скоренько она цапнула дядю как следует и, довольная, полетела домой. Причем всем своим видом она показывала:

— Вот какая я молодец! Не зря хлеб ем. Несчастный гражданин, хромая, вернулся к нашим воротам и позвонил.

— Я знаю, что ваша собака в хороших руках и ей сделали все прививки. Я не буду скандалить, я просто прошу вас купить мне новые брюки за тысячу рублей.

Мы немедленно выделили ему требуемую сумму Гражданин слегка смягчился:

— Я знаю эту породу. Это охотничьи собаки. На кабана. У нас в деревне две такие собаки быка завалили.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Жаль, что меня не было дома, все переговоры с гражданином вели мои домашние. Я бы все подробно узнал об этом сваленном быке, а так говорю без подробностей.

Если Пиявка ещё раз его укусит, я его подробно расспрошу.

Вместе с Пиявкой у нас жила собака Дира — чёрный терьер. И пока Пиявка была маленькой, она слушалась Диру. Но как только мелкая Пиявка подросла, она как-то незаметно стала главной. Она треплет Диру за ноги, виснет у неё на ушах. Спит на Дире.

Пиявка всегда выбирает более интересную миску и всегда успевает первой схватить кусок хлеба или косточку, которые бросают собакам. А то и оба куска.

Свой террор она довела до того, что Дира как сторожевая собака стала бесполезной. Обе собаки живут в одной большой Дириной будке, хотя у Пиявки есть своя маленькая.

Едва Дира хочет выйти из будки, чтобы облаять гостя, Пиявка вцепляется ей в шерсть, начинает рычать и не выпускает её на работу. Пришлось держать их по разные стороны загона.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Слава Богу, один из наших питомцев, ворон Клавдий, не подчинился Пиявке. Он, наоборот, доводил её до сумасшествия.

Она обычно подбегала к его вольеру и начинала получасовое тявканье. Это её беспрерывное тяв-тяв-тяв… тянулось километрами и часами с небольшими перерывами на набирание воздуха.

Ворон тоже научился лаять. Но он лаял спокойно и важно: «Ав! Ав! Ав-ав!»

Он подходил к краю вольера и клевал Пиявку в нос. Она хотела схватить его за клюв, а он прицельно клевал и клевал её в нос.

Когда ворону давали мясную кость, как деликатес, Пиявка первым делом неслась к ворону и поднимала дикий скандал — как так, почему это кость посмели отдать не Пиявке, а какой-то глупой носастой собаке?

Однажды ворон поразил нас. Вместо того чтобы взлететь на шест в вольере и там спокойно разбираться с костью, он опустился на пол, подошел к сетке, лег на бок на крыло и, взяв кость одной лапой, стал качать её перед носом Пиявки.

Вопль, который подняла Пиявка, был невероятный. Это было длиннющее: «Тяяяяяяяяя… на полкилометра… яяяв!» Мне кажется, Пиявка не умерла от злости только потому, что потеряла сознание.

Трудно было гулять с Пиявкой в парке. Она хотела бежать во все стороны, только не туда, куда хотели идти мы.

Был способ удерживать Пиявку рядом. Это — мячик. Если она видела в ваших руках теннисный мяч, она, как загипнотизированная, смотрела на него. Надо было бросить мяч как можно дальше, и она стрелой бежала за ним. Не успевал мяч упасть на землю, как она хватала его зубами и неслась к вам.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Мяч можно было бросать двадцать раз, пятьдесят, сто. И она бегала за ним двадцать, пятьдесят, сто раз.

В конце концов отсыхала рука, и при последней подаче мяча надо было срочно хватать Пиявку и запихивать её в ошейник. Иначе она скрывалась на неведомых дорожках парка с непредсказуемыми последствиями…

Два дополнения к Пиявке. Первое

Однажды мы взяли Пиявку в городскую квартиру. Она быстро обнюхала все углы, пробежала по обеденному столу, попила воды из блюдечка и заметила клетку с по­пугаем.

Клетка была пуста. Обычно наш попугай Жан Жак (розелла) летал по комнатам сво­бодно. Загнать его в клетку было немыслимо. Он грыз плинтусы, откусывал корешки книг и прилетал домой только позавтракать или поужинать. Причём он очень вниматель­но смотрел, как бы мы не закрыли за ним дверцу клетки.

Пиявка сообразила: раз есть клетка, должна быть и птичка, — и пошла разыски­вать эту самую птичку.

Она нашла её в соседней комнате сидя­щей на двери. Пиявка нашла её не по шуму крыльев, а по помёту под дверью. Она под­няла глаза и, увидев птицу, побежала вверх по двери к попугаю.

Это только казалось, что она побежала. В самом деле, она прыгнула и, перебирая лапами, долетела почти до верха. И было впечатление, что она бежит.

Попугай схватился за сердце и от ужаса даже не взлетел.

Пиявка прыгнула второй раз. В этот раз её пробег был чуть ниже. Но она упря­мо прыгала и прыгала. С каждым разом ей удавалось пролететь всё меньше. Со сто­роны её бессмысленные прыжки вызывали смех, ведь было понятно, что скоро она не прыгнет выше плинтуса, но характер и по­рода брали своё. Так она могла и умереть от разрыва сердца.

Сердобольная Элеонора взяла Пиявку на руки и затормозила этот бессмысленный ат­тракцион.

И впервые в жизни попугай Жан Жак прямой наводкой помчался в свою клетку. Мне показалось даже, что он сам закрыл за собой дверцу.

Два дополнения к Пиявке. Второе

У нас в вольере, отчасти выходящем на улицу, жил ворон Клавдий. Тот самый, ко­торый дразнил Пиявку костью. Он немного умел говорить.

Однажды к нам пришла очень довольная собой старушка и заявила:

— А я с вашим вороном разговаривала.

— Как вы с ним разговаривали?

— Я ему говорю: «Карлуша, Карлуша», а он мне говорит: «Иди отсюда!»

Мы оторопели. Чтоб наш Клавдий гово­рил такое! А потом мы подумали и поняли. Когда мы разговаривали с вороном, Пияв­ка постоянно мешалась. Она бегала вокруг вольера и лаяла. И мы всегда кричали ей:

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

— Иди отсюда. Иди отсюда!

Вот он и научился. Вороны очень способ­ные.

Пиявка долго жила у нас. Её трудолю­бие было невероятно. Просясь в дом или на волю к Дире, она могла лаять и подвиз­гивать несколько часов подряд, не останав­ливаясь. Особенно это малоприятно ранним летом часов в пять утра.

Чтобы не травмировать соседей, мы за­пирали Пиявку в гараж. И тогда только мы одни слышали её непрекращаемый, приглу­шённый лай.

Короче, последние два года вся наша жизнь была постоянной борьбой с Пиявкой.

Очень вас прошу, если вам не надо охо­титься на кабанов, не надо добывать лис и барсуков, не заводите себе ягдтерьера.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Ризены

Следующие собаки, которых я заводил, были ризены — ризеншнауцеры. Жили они у меня подолгу за городом, и как-то все эти собаки слились в одну. Все мои ризеншнауцеры просто близнецы. Все они чрезвычайно веселы, дружественны: поприветствовать тебя грязными лапами — это первое дело. Причём, если ты хочешь наказать собаку, треснув её по башке, и не мечтай. У неё реакция лучше, чем у самого лучшего боксера. Будешь лупить воздух.

Сейчас у меня живёт ризеншнауцер Арсела.

Утро. Я выхожу в халате на крыльцо. Откуда-то вылетает Арсела и радостно с силой толкает меня грязными лапами в грудь.

— Ты что? А ну, сидеть!

Что ж, можно присесть на секунду, но зато при этом поскрести тебя грязной лапой.

Если бы так она радовала только меня, это бы ничего. Но она грязными лапами так же радует и жену Элеонору, и помощницу Зину, и тёщу Эмму Фёдоровну. Просто хоть не выходи из дома во двор.

Когда мимо нашего прозрачного забора проходит какой-нибудь жулик или просто какой-нибудь случайный сосед, Арсела разбегается и с радостным рёвом бросается на забор.

Сосед или жулик в испуге прыгает в сторону на два метра. Ах, если бы они знали, для чего она так к ним стремится! А она стремится поприветствовать их своими грязными лапищами, а при случае ещё ткнуть в нос своей ПОСТОЯННО МОКРОЙ МОРДОЙ, если они попадают в обморок.

И все, особенно Эмма Фёдоровна, говорят мне, что собака запущена, невоспитанна, ничего не умеет делать, потому что с ней не работают.

Ну, что ж, займусь делом.

И вот уже два дня я учу собаку команде «сидеть», и ещё я учу Арселу ходить по следу. Я не знаю точных правил дрессировки, и некогда мне нанимать дрессировщика, я учу её по здравому смыслу.

Мне помогает мой сын Владик.

Поступаем мы так. Я натираю себе сапоги дешёвой колбасой (это для нас она дешёвая, для Арселы — лучший вид торта) и ухожу в поле.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Арсела рвётся за мной. Но Влад, намотав поводок на штакетину, удерживает собаку. Я ухожу всё дальше и дальше. Арсела начинает скулить, а потом и выть. Со всей улицы приходят люди и пытаются выяснить, кто и за что мучает собаку.

Я захожу в лес, делаю большой крюк и выхожу на ту тропинку, по которой побежит Арсела, когда помчится по колбасному следу. И звоню Владу по сотовому телефону — ВПЕРЁД!

И Влад, цепляясь за поводок, бежит вместе с Арселой.

Я сижу в засаде и вижу —бежит Арсела. Сзади большими двухметровыми прыжками несется Влад. Ему мешает густая трава у леса, и он уже не прыгает — он едет на прицепе.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Вот Аресела остановилась, каким-то образом вылезла из ошейника и вольно понеслась чёрной стрелой. Через пятнадцать секунд она настигнет меня и будет облизывать и толкать грязными лапами в грудь.

Пятнадцать секунд, сто пятнадцать секунд — никакой Ар- селы. Только где-то вдалеке слышится её мощный лай. Но чу! Вот слышно сильное собачье дыхание, слышен стук лап… И на меня вылетает Джим. Есть у нас такая запасная собака — помесь дворняжки с пойнтером. Он радостно скачет вокруг меня и немедленно начинает совать нос в пакет, в котором лежит наградная колбаса для Арселы.

Джим — это отдельный разговор. Его не надо ничему учить, он всё знает сам. Знает, как открыть калитку на улицу, повернув вертушку, как прошмыгнуть в гостиную и спрятаться за шторами. Мне кажется, он умеет ездить на лифте и пользоваться ключами. Но о нём подробнее расскажет моя жена Элеонора. Это её собака.

Я вернусь к Арселе. Что же с ней случилось? Она встретила медведя? Она нашла ежа? Она устала и легла отдохнуть? Нет, она нашла Эмму Фёдоровну, которую любит больше всякой колбасы. Эмма Фёдоровна собирала грибы на двух соседних гектарах.

Но вернёмся к ризенам, как к породе.

Им нужнее простор. Они тогда бегают, прыгают и превращаются в одну сплошную мышцу. Они готовы возить сани с детьми, таскать хозяев лыжников. Один мой знакомый, владелец кобеля ризеншнауцера, часто ездил зимой к себе на дачу. От станции пять километров по хорошей снежной дороге его без особых усилий тащил пёс. Так же он добирался обратно до электрички.

Деревенские соседи все приставали к нему:

— Продай собаку. Продай собаку.

Он и сам давно подумывал отдать пса в хорошие руки. Очень трудно стало с большими собаками в городе.

— А зачем? — спросил он.

— Будем на станцию за водкой ездить.

Разумеется, они до сих пор ходят за водкой пешком.

Укус гадюки

Это было в рабочем поселке Рагациеме в Латвии. Мы с собакой Астрой тибетским терьером пошли к озеру искать янтарь. Около озера канал прокладывали экскаватором, и в отвалах песка можно было янтарь собирать, даже очень крупный.

Собаке Астре янтарь был совсем ни к чему, она больше за компанию ходила, а я очень хотел кусок янтаря найти с мухой внутри. Такой янтарь редко, но встречается. И эта доисторическая муха меня очень интересовала. Я бы ее с современной мухой сравнивал – у кого больше ног, больше крыльев, и узнавал бы, в какую сторону мухи за тысячелетия развивались.

Светит солнце, я янтарь ищу и вдруг слышу, моя Астра как залает, потом как заскулит. Я обернулся, вижу Астра рычит на маленькую черную гадюку, а гадюка на песке вьется, тихо так шипит и назад отползает.

«Укусила она или не укусила?» – думаю. И понял, что укусила. Уж больно моя Астра лапой морду трет.

Я Астру схватил и в деревню ходу. Там спрашиваю у стариков:

– Что бывает, если собаку змея укусит?

Они мне говорят, что собака день походит, потом становится вялой, судороги начинаются и дохнет.

Караул! Моя собака уже дергается, у нее судороги. Потому что она очень маленькая.

Я ее в рюкзак посадил и ходу в соседнюю деревню на велосипеде. Там ветеринарный пункт был.

Подлетел, стучу. Вышла женщина. Я ей говорю:

– Спасите мою собаку, ее змея укусила!

Женщина говорит:

– Мне жалко вашу собачку, только я ничего не могу сделать. Наш ветеринар в отпуске. Я просто уборщица.

Я чуть не заплакал. А женщина говорит:

– Я вам ампулу дам.

– Какую ампулу?

– С противозмеиной вакциной. Нам для коров выдают. Вы в больницу поезжайте, пусть вам укол сделают.

– Если у вас ампула есть, дайте мне шприц, я сам себе, то есть собаке, укол сделаю.

Уборщица говорит:

– Нет, это не так просто. Есть инструкция, как уколы делать. И не один, а несколько.

Она принесла мне ампулу в яркой картонной коробочке. И там была инструкция. Сначала надо было сделать укол из слабого раствора сыворотки. Потом укол корвалола, чтобы сердце стимулировать. Потом укол из концентрированного раствора. Потом еще какой-то.

Я бросил у нее велосипед, выскочил на шоссе, сел на попутку и в город Тукумс бросился. А собаке моей все хуже. Лежит тихо в рюкзаке, только вдруг дергаться начинает.

Шофер меня к самой «скорой помощи» подвез. Я рюкзак с собакой оставил у входа, сам в чистую-пречистую больницу вхожу, где все белое. От этой белизны я еще чумазее и грязнее стал. Врачи на меня с удивлением смотрят:

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

– Что с вами?

– У меня щеночек умирает, – говорю, – его гадюка укусила. Помогите!

Им показалось «сыночек» умирает. Они требуют:

– Несите его немедленно сюда.

А как я с собакой вошел, они на меня как закричат. И между собой сердито по-латышски заговорили.

Я им говорю:

– Это не простая собака. Она в кино снималась. Она петь умеет.

Только они еще больше сердятся.

Тогда я им говорю:

– Да послушайте. Сегодня собаку укусили, завтра – мальчика. А вы даже не знаете, как уколы делать надо. Вы бы хоть попрактиковались на собаке. Вот у меня ампула в кармане, а вот какая сложная инструкция.

Врачи задумались и говорят:

– А ведь, вправду, мы не умеем противозмеиной вакциной пользоваться. А ведь мы же «скорая помощь». Ладно, давайте вашу собаку сюда, будем ее спасать. Только вы в своей одежде уходите на улицу. Когда надо будет, мы вас позовем.

Я на улицу пошел и ждал целый час. Через час мне собаку вынесли. Она была без сознания. Но врачи сказали:

– Будет жить ваша собака. Мы все правильно сделали, не упустили ее. И вам спасибо. Мы теперь умеем вакциной пользоваться.

И точно, собака Астра ожила. И много еще героических подвигов сделала. А когда я в деревню вернулся, старики у меня спросили:

– А ты гадюку убил?

– Нет, не убил.

– А зря, надо было ее лопатой ударить. Каждый человек в жизни должен змею убить.

И вовсе не каждый. И не надо никого убивать. Эта гадюка там живет, и мы к ней на ее территорию пришли. Она маленькая, а собака для нее большая. Однако она на собаку смело бросилась.

Это давно было. Тогда еще не знали, что змеи полезные. И я тоже этого не знал, а ведь правильно сделал, что гадюку не убил. Сейчас ее дети по свету гуляют и свой яд людям отдают. А гадючий яд очень полезный. Он на противозмеиные сыворотки идет.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Хозяйственная собака на белорусском хуторе

Я люблю интересных животных. Мне однажды мой друг журналист Алик Прокопчик говорит:

– Поехали на хутор к леснику Ивану Белоусу, у него свинья есть непомерной длины. Ты таких еще не видел.

Вышли мы с ним на дорогу, сели на попутный грузовик и стали на хутор добираться. Сначала на грузовике, потом на тракторе ехали.Смотрю, из калитки выходит свинья, большая-пребольшая. И уши у нее закручиваются на морду. Как лопухи глаза закрывают.

Большая-пребольшая, но не такая уж огромная, чтобы из-за нее полдня на хутор ехать.

Оказалось, что это свинья-дочка. А есть еще свинья-мама. Как пошла она из калитки, так никак и не кончится. Огромная-преогромная, как два сцепленных автобуса. Я и не знал, что такие на свете бывают. А это была какая-то особая американская порода. Как эта порода попала на глухой лесной белорусский хутор, не знал никто.

Но самым интересным животным на хуторе оказалась не эта свинья, а собака Чарка.

– У меня много собак было, – говорит Иван Белоус, – но эта – самая умная. Она, как человек. Она у нас два дома охраняет. Мой и брата моего, на другом конце хутора. У нас покрутится, посмотрит, все ли в порядке, и туда бежит.

Я говорю:

– Что же, собака на полставки. Это еще не самая умная.

– А я и не говорю, что поэтому она самая умная, что два дома охраняет. Она такие вещи делает, что не знаю как рассказать. Вы можете не поверить.

– Какие же такие вещи?

– А вот какие. Однажды у нашей кошки котята должны были родиться. Она ходила и кричала весь день. Ее взяли и за дверь выставили. А за дверью мороз. Потом мы хватились – нет кошки, должно быть, замерзла или волк утащил.

– И что дальше было?

– А ни чо. Через месяц кошка пришла с двумя поросятами. Ее Чарка в коровнике пристроила или в будке у себя и еду ей туда носила.

Тут подошла жена Ивана Белоуса и сказала:

– Ты про поросенка расскажи.

– А что про поросенка? – спросили мы с Прокопчиком.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

– Однажды у всех свиньи опоросились. А у нас свинья большая, гуляет себе, а поросят нет. Но как-то утром приходим мы – около нее поросеночек лежит. Маленький такой, белый. Откуда взялся – всего один? У нас совсем другие поросята бывают. Да и не время еще нашим рождаться. Мы прошли по домам хутора и узнали, у кого такие поросята были. Они были у соседей наших через дом. Вот Чарке и стало обидно, что у всех поросята есть, а у нашей американки нет. Она и украла поросеночка.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Я стал к Ивану приставать:

– Расскажите еще что-нибудь про вашу собаку.

А он сказал:

– Потом. Сейчас все из головы вылетело.

Бывают встречи с интересными людьми, а это была встреча с интересной собакой.

Как правильно любить собак - Успенский Э.Н.

Карманная собака Баскервилей. Секретный рассказ

Когда пошла мода на маленьких собачек, моя жена Элеонора купила для своей мамы собачку размером с крупную блоху. Собачку назвали Бася, в честь знаменитой собаки Баскервилей.

Мама Элеоноры поиграла с собачкой два дня, и выяснилось, что это занятие ей не по силам. Оказывается, собаку надо кормить, купать и выводить гулять. Что теперь делать — в руки берётся, назад не отдаётся. Собачка переехала к нам.

Ну, и чего мы добились? Теперь нам самим надо кормить, купать и воспитывать собачку. И гулять с ней, но не когда хочется, а по три раза в день.

Утром и вечером с собачкой, так и быть, гуляет Элеонора. А днем должен гулять я, ведь я писатель, работаю дома. А мы живём на седьмом этаже.

Ну и что? А у меня есть спиннинг. Я пристегиваю к леске собачку, кручу катушку и опускаю её вниз. И баскервильская собака весом с небольшую щучку гуляет сколько ей влезет. На спину ей я надеваю маленький рюкзак. Если Элеонора однажды увидит, как я опускаю собачку вниз, я скажу, что это запасной парашют.

Ничего не говорите Элеоноре.

(Илл. Олейникова И. и Павловой К.)

  добавить в избранное

Пожалуйста, оцените произведение

Оценка: 4.6 / 5. Количестов оценок: 29

Помогите сделать материалы на сайте лучше для пользователя!

Напишите причину низкой оценки.

Если Вам понравилось, пожалуйста, поделитесь с друзьями.

Прочитано 408 раз(а)

Все сборник рассказов

- здесь вы найдете другие сборник рассказов, которые есть на нашем сайте.

Комментариев: 1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.