Во льдах. (Из цикла «С севера на юг») — Сладков Н.И.

Рассказы о жизни животных в суровых северных условиях, о том, как обитатели севера приспосабливаются к полярной зиме и лютым морозам.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Оглавление:

Во льдах

Снежные и ледяные поля то сверкают в свете поляр­ного дня, то тонут во мраке полярной ночи. Ночи дли­ной в полгода, чёрной и непроглядной. Лишь качаются и полыхают в небе северные сияния — сполохи: зелё­ные, красные, синие.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Но наступает конец и долгой полярной ночи. Од­нажды краешек солнца—одна макушка!—высунется из-за горизонта. Свет его ещё багровый и тусклый — но как все рады солнцу и свету! Начинается праздник солнца, праздник весны. В Арктику пришёл день.

День тут тоже полярный, долгий. Солнце перестаёт заходить, и во всей суровости и красоте открывается глазам страна звонких льдов и пушистых снегов.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

И всюду жизнь: видимая и невидимая. Не видны на белом снегу белые песцы и медведи, зато хорошо за­метны белые чайки на чёрной воде и чёрные тюлени на белых льдах.

А сколько весной жизни на шумных птичьих база­рах! Мелькают крылья, звенят голоса, гудит в серых скалах эхо…

к оглавлению ↑

Птичий базар

Тёмные отвесные скалы у моря, на карнизах рядами птицы, словно белые бусы. Это птичий базар. «Базар» потому, что всегда тут крик, гам, сутолока — как на на­стоящем базаре. Не могут птицы решить: чьё гнездо лучше? Днём спорят, ночью спорят: благо, летом тут и ночью светло как днём.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

— И чего спорите! — взвизгивают чайки-моёвки.— Гнездо — это постройка из травы и стеблей. Вот как у нас. Всем сразу видно, что это гнездо и что оно — самое лучшее. Это даже птице Тупику ясно!

Но Тупик с чайками-моёвками не согласен:

— В том-то, Моёвка, и беда, что гнездо твоё всем сра­зу видно! Прилетай и разоряй. А моё? Где моё гнездо, я тебя спрашиваю?

— Не знаю и знать не хочу!—кричит Моёвка.— Знаю, что моё лучше!

— Никто про наши гнёзда не знает,— ворчит Ту­пик.— Потому что они у нас… под землёй! Мы носом норы копаем и там устраиваем гнездо. Да какое! Ветер не дует, дождь не мочит, град не бьёт. И никто его не видит. И потому моё гнездо — самое лучшее. Даже гла­застой Сове его не найти.

Сверкнули золотые глаза у белой полярной Совы, с лапы на лапу переступила, пробормотала глухо:

— Всем хорошо твоё гнездо, Тупик, только уж боль­но скучное. Ничего-то из него не видно, а сколько во­круг интересного! А ты сидишь под землёй, как какой-нибудь лемминг-грызун. И даже в ясный полярный день у тебя в норе непроглядная ночь. Нет, с моим твоё гнездо не сравнить: сижу на вершине холма, любуюсь на все четыре стороны. Совята под боком — мал мала меньше. Они у меня не в один день выводятся. Старшие младших греют. Интересно — и все при деле. И лучшего гнезда вам не найти.

— Подумаешь, птенцы у неё друг друга греют!—про­шипела снизу Гага.—У меня само гнездо греет! Слыхали про тёплый гагачий пух? На­щиплю с живота, укрою яички, как пуховым одеялом, и пла­ваю без забот. Пока досыта не наемся. А яички в гнезде тёплые-тёплые. Вот оно лучшее-то гнездо!

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Но никто ни с кем не согла­сен. Каждый расхваливает своё, других и слушать не хо­чет. Одна только Кайра ни с кем не спорит.

— Я,— говорит,—со всеми согласна. И с вами, чайки-моёвки, и с вами, тупики, и с га­гами, и с совой. У всех у вас гнёзда хорошие. И были бы они самыми лучшими — если бы не моё!

Тут пуще прежнего началось-поднялось — вот базар так базар!

Все напустились на Кайру: пищат, хрипят и визжат.

— У неё и гнезда-то нет, а больше всех похваляется!

— Есть у меня гнездо,— от­вечает Кайра,—только вам не видно его, оно у меня… ходя­чее! Не на скале, не в норе, а у меня на лапках!

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Приподнялась Кайра, и все видели, что яйцо лежит на её широких перепончатых лапках, а сверху она прикрывает их животом. Так птенца и высиживает. И даже может с яйцом по карнизу пере­двигаться; чуточку влево, чуточку вправо. Сколько надо.

Вот это гнездо — ходячее! Все даже клювы раскрыли от удивления. И чуть уж было не согласились, что Кай­ра самая расторопная и что лучшее гнездо — у неё. Но вовремя спохватились.

— Может, её гнездо и хорошее, да нам оно не под­ходит.

— Мне яйцо на моих когтистых лапах не удер­жать!— клекочет Сова.

— И была бы охота — день-деньской столбом на гнезде торчать, как эта Кайра!—пищат чайки- моёвки.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

— А попробуйте на лапки полдюжины яиц уложить! — крякает Гага.—Кайре что, у неё одно!

— И, значит, гнездо её — никудышное,—проворчал толстоносый Тупик.—А наилучшее — моё! И он сунул голову в свою нору.

— Моё, моё, моё!—горланят одни.

— Моё, моё, моё!—захлёбываются другие.

Кричат и кричат — день и ночь. Ну и пусть кричат — на то и птичий базар.

к оглавлению ↑

Полярной ночью

Ночь чёрная, позёмка скребёт по льду. Вой, свист, круговерть. А белый медведь свернулся калачиком за торосом, уткнул холодный нос в тёплый мохнатый бок и ждёт, когда утихнет пурга. А как утихнет и заморга­ют в чёрном небе белые звёзды, встанет медведь, потя­нется, зевнёт во всю клыкастую пасть и отправится на охоту. За ним его верные спутники — песцы и белые чайки. Всю зиму вместе: куда медведь — туда и они. Знают, что рано ли, поздно ли, а поймает медведь тюле­ня, тогда и им что-нибудь перепадёт. Самим-то им с тю­ленем не справиться, вся надежда у них на медведя. Хорошо ещё, что в спячку не лёг, как многие его со­братья.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Сияют под луной ледяные поля, искрятся нагромож­дения торосов. Вода в полынье при свете луны стала ещё черней, и шевелится над ней пар.

Знает медведь, что в незамерзающих полыньях мо­жет быть добыча. Шагает вразвалку, покачивает головой на длинной и толстой шее. Ищет носом тёплую струйку живого запаха.

Стоп! Чёрные туши ле­жат на снегу — тюлени. Если пойти к ним открыто, тюлени — бульк, бульк в полынью!—и как не быва­ло. Но медведь не простак, у него свои охотничьи хит­рости. Но и у тюленей — свои! Они по-тюленьи от­дыхают: полминуты спят, полминуты осматриваются. Не верят безмолвию поляр­ной ночи, знают — где-то бродит медведь. Может, вон за теми торосами при­таился!

А сон голову клонит, клонит, глаза закрываются, за­крываются. Ткнётся тюлень головой в снег — медведь быстро ползком к нему!

Тюлень голову вверх — медведь голову вниз: за­мрёт, распластается — не то глыба льда, не то сугроб снега. Тюлень снова голову вниз, а медведь ближе, ближе…

Только тюлень голову положил на снег, глаза за­крыл, как «сугроб» ожил и могучим прыжком впе­рёд!

И не проснуться бы тюленю, не оскользнись у мед­ведя лапы.

Шаркнули когти по звонкому льду — так осколки и полетели! А тюлень в полынью — только круги по­шли.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Вот уж взъярился медведь, рявкнул громовым ба­сом, заметался по кромке льда.

Спутники-провожатые больше его расстроились: песцы скулят, чайки кричат. Оставил их медведь без обеда.

Но сердись не сердись, а тюлень на льдину теперь не вылезет. Другого надо искать.

Поплёлся медведь враскачку вдоль полыньи: за ним песцы потрусили, за песцами перелетают чайки. Бредёт медведь и слышит: вздыхает кто-то в чёрной воде. Зве­ри большие плывут, похожие на тюленей, только ещё больше, и у каждого на носу — длинный бивень. Едино­роги-нарвалы!

У одного на спине детёныш лежит, ластами держит­ся. Медведь пригнулся, прицелился, но нарвалы ушли в глубину. Облизнулся медведь, а приживальщики затяв­кали и закричали.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Жутко посветили из глубины два зелёных глаза, как две ледышки. Это акула, полярная хищница. Прошли полярные дельфины — бе­лухи.

Вспугнули белухи стай­ку зимующих чистиков.

Удивительные пичуги: все птицы на зиму на юг ле­тят, а эти — на север!

Живут в полыньях среди льдов: не под жарким солн­цем, а под заиндевелой лу­ной.

А весной летят с холод­ных зимовок… на юг!

Льдина качается в по­лынье, на ней, как на пло­ту, нерпы спят.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Медведь на дыбы, чтоб лучше видеть, носом потя­нул — принюхивается. По­том в воду сполз, окунулся и поплыл под водой к нерпе.

Выглянет одним гла­зом— близко ли льдина, спит ли нерпа? — и дальше. Из чёрной воды один чёр­ный нос виден — попробуй- ка, разгляди его.

Нерпа голову подняла — нет вблизи никого. И снова голову опустила. Тут мед­ведь навалился на льдину, встала льдина торчком — нерпа прямо медведю в лапы скатилась.

Что тут началось!

Не понять, кто больше рад: медведь или приживаль­щики. Чайки кричат, машут крыльями, песцы визжат и грызутся. Но близко пока не подходят, ждут своей очереди.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Сытый медведь за торос завалился, снова уткнул нос в мохнатый бок.

Сытые песцы в снег зарылись, чайки на льду уснули, стоя на одной ноге. Время от времени ногу меняют, бо­ятся отморозить.

А метель опять за своё: смахнула с неба луну и звёз­ды, взметнула снег, погнала его между торосами, все следы замела.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.
к оглавлению ↑

Разговоры во льдах

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Чайка и сайка

— Ну что ты, рыбка Сайка, плачешь, горькие слёзы льёшь?

— Уж так нас все любят, Чайка, прямо хоть плачь! Вы, чайки, на завтрак любите, тюлени — на обед. А ки­ты нас так обожают, что с утра до вечера целыми кося­ками заглатывают.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Нарвал и кит

— Ух, Кит, да ты и вправду чудо-юдо! У тебя даже усы во рту растут!

— А ты, Нарвал, тогда юдо-чудо! У тебя зуб на носу вырос!

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Тупик и морж

— Посмотришь на тебя, Морж, и от страха перья дыбом! Бивни твои — что кинжалы. Что же ты этими разбойничьими клыками делаешь?

— Да то же, Тупик, что и ты своим клювищем-топором — землю рою. Только ты на суше, а я под водой. Ракушки со дна выкапываю. Это я на вид только такой свирепый.

к оглавлению ↑

Загадочные истории

Красный снег

Высадились на остров полярники и ахнули: у скал лежал… красный снег! Песец протрусил — за ним крас­ная строчка следов, куропатки пробежали — красными крестиками наследили.

Слепили снежок из снега — розовый! Скатились на лыжах с горки — позади полосы красные. Хоть глазам не верь!

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

( Отгадка )

Но глазам верить надо. Красным снег стал потому, что разрослась в нём от весеннего тепла и солнца особая красная водоросль. И снег… зацвёл! Только-то и всего.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Вот так заяц!

Живёт во льдах диковинный заяц: не беленький и не серенький, не бегает и не прыгает! Уши у него малень­кие, задние ноги короткие, и любит заяц не свежую травку, а… свежую рыбку. Вот так заяц!

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

(Отгадка)

Это тюлень такой — морской заяц. Почему его зай­цем назвали — никто не знает. Наверное, за усы длин­ные и выпученные глаза. Ничего другого заячьего у него и нет. И весом он в сто раз тяжелее любого зайца.

к оглавлению ↑

Кто что умеет

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

Белый медведь мо­жет проплыть по морю без отдыха много-много кило­метров.

Тюленята с рождения лежат на голом льду— и хоть бы что! Ещё и здо­ровее становятся: за месяц вдвое вырастут и впятеро потяжелеют.

Маленькие полярные крачки смело бросаются у гнёзд на самого большого медведя: громко кричат, щиплют его за хвост и треплют за уши.

Единорог-нарвал мо­жет продолбить своим бив­нем даже крепкий лёд. За ним всё стадо по очере­ди дышит через пробоину.

Кит, бывает, проламы­вает спиной лёд, высунется и дышит.

Песцы приспособились хранить в вечной мерзлоте свои запасы. Складывают в норы, как в холодильник, рыбу, леммингов, птиц и яйца.

Поморник у любой птицы отнимет рыбу. Гоня­ется и набрасывается, пока птица не бросит рыбку,— и он подхватит её на лету! За это прозвали поморника Фомкой-разбойником.

Киты белухи умеют щебетать, щёлкать, клеко­тать, стрекотать и свистеть по-птичьи. За это прозвали их «морскими канарейка­ми».

Морж легко выбирается из воды на самую сколь­зкую льдину: втыкает с размаху бивни в лёд и под­тягивается.

Во льдах. (Из цикла "С севера на юг") - Сладков Н.И.

(Илл. Чарушина Н.)

  добавить в избранное

Пожалуйста, оцените произведение

Оценка: 5 / 5. Количестов оценок: 3

Помогите сделать материалы на сайте лучше для пользователя!

Напишите причину низкой оценки.

Если Вам понравилось, пожалуйста, поделитесь с друзьями.

Прочитано 45 раз(а)

Все рассказы Сладкова Н.И.

- здесь вы найдете другие рассказы Сладкова Н.И., которые есть на нашем сайте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.