Зверята — Чарушин Е.И.

В рассказе описываются детеныши разных лесных зверей: волка, рыси, лисы и оленихи. Скоро они станут большими красавцами-зверями. А пока они играют и шалят, очаровательные, как любые малыши.

Оглавление:

Волчишко

Жил в лесу волчишко с матерью. Ушла мать на охоту. Поймал волчишку человек, сунул в мешок и принёс в город. Посреди комнаты мешок положил.

Долго не шевелился мешок. Потом забарах­тался в нем волчишко и вылез. В одну сторону посмотрел, испугался — человек сидит, на него смотрит.

Зверята - Чарушин Е.И.

В другую сторону посмотрел — чёрный кот фыркает, пыжится, самого себя вдвое толще, еле стоит. А рядом пёс, зубы скалит. Совсем забоялся волчишко, полез в мешок обратно, да не влезть, лежит пустой мешок на полу, как тряпка.

А кот пыжился, пыжился да как зашипит. Прыгнул на стол, блюдце свалил. Разбилось блюдце. Пёс залаял. Человек закричал громко:

Зверята - Чарушин Е.И.

— Ха! Ха! Ха! Ха!

Забился волчишко под кресло и там стал жить-дрожать. Кресло посреди комнаты стоит. Кот со спинки кресла вниз посматривает. Пёс вокруг кресла бегает. Человек в кресле сидит — дымит. А волчишко еле жив под креслом.

Зверята - Чарушин Е.И.

Ночью человек уснул, и пёс уснул, и кот за­щурился. Коты — они не спят, а только дремлют. Вылез волчишко осмотреться. Походил, походил, сел — завыл. Пёс залаял. Кот на стол прыгнул. Человек на кровати сел. Замахал руками, закричал.

Зверята - Чарушин Е.И.

Волчишко опять под кресло залез. Стал тихонечко там жить. Утром ушёл человек. Молока налил в плошку. Стали кот с собакой молоко лакать. Волчишко вылез из-под кресла, подполз к двери, а дверь-то открыта! Он из двери на лестницу, с лестницы на улицу, с улицы по мосту, с моста в поле. А за полем лес. Так и убежал волчишко.

к оглавлению ↑

Лесной котенок

На полянке ручеёк течёт. И трава кругом густая, разноцветная, от цветов разноцветная. Тут и пчёлы работают, и шмель гудит. А у сосенки, у трехлетки, что мне по колено ростом, толкунцы толкутся, комары. Всей кучей на одном месте подпрыгивают. А полянка-то маленькая, будто комнатка — шагов пять в ширину, десять в длину. Стеной вокруг смородина растёт, в смородине рябина, под рябиной опять малина. А дальше настоящий лес обступил поляну. Еловый лес.

Зверята - Чарушин Е.И.

Иду я с ружьём по лесу. Увидел эту гущину — малину, смородину, рябину — полез в кусты. Смотрю, а за кустами эта самая полянка. Ишь ты, как запряталась!

«А нет ли тут дичи?» — думаю.

Зверята - Чарушин Е.И.

Высматриваю потихоньку сквозь смородину и вижу: как раз посередке дичь ходит. Маленький, маленький котёночек ходит, боль­шеголовый котёночек. Хвост короткий — не хвост, а хвостишко. Мордочка пучеглазая, глаза глупые. А ростом он с полкошки всего.

Зверята - Чарушин Е.И.

И грает себе котёночек. Схва­тил в рот длинную соломину, а сам упал на спину и задни­ми ногами соломинку кверху подбрасывает. Задние-то ноги у него длинные, куда длиннее передних, а ступни у ног толстые, с подушеч­ками. Надоела котёнку соломинка. За мухой погнался, потом цветок лапой ударил. Схватил цветок, пожевал и выплюнул, головои мотает, — горький, видно, цветок попал. Отплевался, от­фыркался, посидел немного так, спокойненько, и вдруг тучу толкунцов-комаров заметил.

Зверята - Чарушин Е.И.

Подполз к ним, прыгнул и передние лапы врозь расставил, — видно, хотел всех комаров в охапку поймать. Да ни одного не поймал. А тут шмель попал на глаза. Подобрался котёнок и к шмелю, да как даст задней лапой по ромашке, на которой шмель сидел, и сшиб его наземь. Ловко орудует задней ногой. Как передней. Домашней кошке так не суметь. Сшиб он шмеля на землю, а потом как запищит, замяучит. Ужалил его шмель. Хотел было я ему помочь, яд выдавить, шмелиное жало вытащить. Да вдруг сообразил: нет, никак нельзя. И похолодел я весь со страху.

Зверята - Чарушин Е.И.

Не помню, как на ноги вскочил и бежать пустился. Что есть мочи от котенка удираю, только глаза заслоняю от веток. Яма на пути — я через яму. Куст — я через куст. И такая во мне прыть от страха, что рад бы одним махом через весь лес пе­репрыгнуть.

Бегу, скачу. Километра два, наверное, этак проскакал. Выбежал, наконец, на луг и упал в траву, — так прямо и грохнулся. Уж и ноги меня не держат, и сердце бьётся, колотится. Хорошо, думаю, что ноги от котёнка унёс.

Зверята - Чарушин Е.И.

Котёнок-то не простой был — это рысёнок был. Значит, и мать его недалеко где-то бродила. Пока он играл себе тихо-мирно на полянке, ло­вил мух да соломинки жевал, мать тоже своим делом занималась — охотилась. А как подал он голос, запищал, завопил, — тут уж рысь, конеч­но, к нему — на помощь, на выручку. И разорва­ла бы она меня в клочки, если бы я ей по доро­ге попался.

А ружьё у меня, как назло, самой мелкой дробью было заряжено — на рябчика, на мел­кую дичь. Где уж тут с рысихой сладить! Рысиха- мать — с доброго волка.

к оглавлению ↑

Лисята

У охотника жили в комнате два маленьких лисенка. Это были шустрые и беспокойные зверьки. Днём они спали под кроватью, а к ночи просыпались и поднимали возню — носились по всей комнате до самого утра.

Зверята - Чарушин Е.И.

Так разыграются лисята, так расшалятся, что бегают по моему приятелю, как по полу, пока тот не прикрикнет на них. Эти лисята были настоящие ловкачи.

Раз! — и по занавеске взберётся лисенок прямо до самого верха.

Два! — он уже на высоком шкафу.

А вот и на комоде, а вот оба таскают друг друга за шиворот.

Зверята - Чарушин Е.И.

Как-то пришёл охотник со службы, а лисят нет. Стал он их искать … Заглянул на шкаф — на шкафу нет. Отодвинул комод — и там нет никого. И под стульями нет. И под кроватью нет. И тут мой приятель даже испугался. Видит — охотничий сапог, что лежал в углу, шевельнулся, поднялся, свалился набок.

И вдруг поскакал по полу. Так и скачет, пере­вертывается, подпрыгивает.

Что за чудо такое?

Зверята - Чарушин Е.И.

Подскочил сапог поближе. Глядит охотник — из сапога хвост высовы­вается. Схватил он лисёнка за хвост и вытащил из сапога; встряхнул сапог — и другой выскочил.

Вот какие ловкачи!

к оглавлению ↑

Олешки

Привезли в зоосад двух олешков. Маленьких, ростом с козу. Назывались они «мунджак» и родом были из Индии. У оленя рога с развилиной, а самка безрогая.

Зверята - Чарушин Е.И.

Глаза у обоих большие, чёрные и с ресницами, как у человека. Совсем людей не боялись олешки, тыкались холодными носами в руки — корм выпрашивали. И очень любили, когда у них за ушами чешут.

Однажды увидел я — занавешена их клетка брезентом, и брезент прибит гвоздями по бокам, чтобы народ его не отворачивал.

Зверята - Чарушин Е.И.

— Зачем, — спрашиваю, — завесили оленей

— Олениха объягнилась!

Ну, я не вытерпел, всё-таки посмотрел за брезент.

Зверята - Чарушин Е.И.

И увидел: два маленьких-маленьких, жёлтых с белыми пятнами олешка — не больше кошки ростом — стоят и на меня глазами и ушами на­ставились. Ножки — тонкие, вроде карандашей, передние в коленях сходятся, а у земли разошлись в стороны.

Лупоглазые, глупые олешки. Смотрели они, смотрели, испугались и повернулись ко мне задом. А олениха, всегда ласковая, вдруг бросилась на меня и стукнулась безрогим лбом о решётку.

Зверята - Чарушин Е.И.

Дол го я не был в зоосаду. Прихожу — в клетке не четверо, а трое. Вырос оленёнок, ростом с мать уже, рога шишками на лбу прорастают, а шкура всё ещё ребячья — жёлтая в белых пятнышках.

— А где же другой? — спрашиваю.

— А как сняли брезент с клетки, дал ему кто- то конфетку, он конфетку съел и к утру издох. Слабенький был олешек.

Зверята - Чарушин Е.И.

Потом я ещё раз зашёл в зоопарк и даже не узнал моего олененка. Он стал совсем такой же, как и его отец: и стройный, и гордый, и шкурка гладкая, и рожки с развилками.

Пожалуйста, оцените произведение

Оценка: 4.5 / 5. Количестов оценок: 10

Помогите сделать материалы на сайте лучше для пользователя!

Напишите причину низкой оценки.

Если Вам понравилось, пожалуйста, поделитесь с друзьями.

Прочитано 82 раз(а)

Все рассказы Чарушина

- здесь вы найдете другие рассказы Чарушина, которые есть на нашем сайте.